Как омские журналисты «строили» Пушкинскую библиотеку

Невозможно перелистать все страницы летописи библиотеки, но наиболее важные вехи мы попытались восстановить. В научно-популярном альманахе о книгах и книжниках «EX LIBRIS» в публикации старшего преподавателя кафедры журналистики и медиалингвистики ОмГУ имени  Ф. М. Достоевского Елены Игоревны Петровой упоминаются события, связанные со строительством нового здания главной библиотеки региона. 

Необходимость строительства в Омске нового здания областной библиотеки назрела давно: ещё в конце 30-х годов ХХ века разрабатывался архитектурный проект, но Великая Отечественная война помешала его воплощению. Только в конце 70-х годов вновь вернулись к этой идее. Институту «Омскгражданпроект» было поручено проектирование здания, отвечающего требованиям времени.

Уже в начале 80-х годов омские СМИ начали сообщать о том, что на пересечении улиц Красный Путь и Фрунзе появится «красивое высотное здание» новой библиотеки. Так, 3 января 1980 года газета «Молодой сибиряк» написала, что новое здание появится «лет через десять».

О том, каким оно будет, рассказала член группы разработчиков, молодой архитектор Людмила Боровик.

Юрий Алексеевич Захаров и Галина Ивановна Нарицына – архитекторы нового здания / © Фотоархив ОГОНБ имени А, С. ПушкинаВажным информационным поводом для СМИ стало то, что в 1985 году проект здания областной библиотеки получил Диплом II степени на Выставке достижений народного хозяйства, а архитекторы – серебряную и бронзовые медали ВДНХ. Это была весьма высокая оценка их творчества. 3 декабря 1985 года руководитель группы, работавшей над проектом, архитектор Г. И. Нарицына рассказала в интервью газете «Вечерний Омск», что разработчики учитывали, прежде всего, особенность места, где предполагалось возведение здания. Оно, как считала Г. И. Нарицына, «со временем приобретёт особое градостроительное звучание. В перспективе… со строительством моста через Иртыш будет площадь, здесь же предусмотрена станция метро… Именно место продиктовало основной замысел». На вопрос: смогут ли строители воплотить уникальный замысел, она отвечала: «…уже сейчас слышим ворчание по поводу конструкций индивидуального изготовления. Однако мы намерены твёрдо стоять на своём. Какие-либо упрощения в проекте неизбежно приведут к издержкам в облике будущего здания». Эту точку зрения поддержала газета. В публикации Ольги Колиной подчеркивалось: «Такая позиция зодчих в интересах горожан». Здесь же сообщалось, что начало строительства намечено на 1986 год. Так и произошло, но уже в середине 1987 года СМИ забили тревогу.

Журналист газеты «Вечерний Омск» Виктория Луговская побывала на заседании штаба по строительству библиотеки, 17 июля 1987 года газета опубликовала статью под характерным названием «Словесная эквилибристика», в которой сообщалось, что, хотя план полугодия по освоению средств не выполнен, особой тревоги строители не проявляют, «…можно только удивляться спокойствию, с каким говорилось о причинах нарушения графика, оптимизму, с каким легко давались обещания». Журналист описала сложность создавшейся ситуации: нет должного взаимодействия между строителями и поставщиками стройматериалов, не определено, кто будет строить коммуникации, неясно, когда смогут приступить к работе другие субподрядчики. А летнее время, самое благоприятное для строительных работ, уходит…

«В 1988 году здание библиотеки должно перейти к отделочникам... Пора бы серьёзно вникнуть в положение дел на объекте и сделать всё, чтобы войти в график», – резюмирует автор.

Буквально на следующий день, 18 июля 1987 года, в центральной газете «Советская культура» вышел материал собкора О. Александровой «Все «за», а дело ни с места». В публикации подробно рассказывалось о плачевном состоянии Омской областной библиотеки, которая «занимает помещение в четыре раза меньше, чем полагается ей по нормам». «…Сегодня библиотека исчерпала свои резервы и всё чаще вынуждена отказывать читателям в нужной книге», – сетует журналист. Надежды на изменения к лучшему появились, когда в городе началось строительство нового здания библиотеки. «И вдруг пронёсся слух о его консервации». Из этой публикации следовало, что проблемы на строительстве возникли не столько из-за нерадивости местных исполнителей, сколько в связи с отсутствием координации в центральных ведомствах: выделенные на строительство средства «не были подкреплены лимитами стройматериалов. Затем вроде бы вопрос с лимитами решился, но всё это совпало с концом года. Разместить заказы для строящейся библиотеки уже не представлялось возможным». «Много впереди трудностей, – отмечает журналист. – И далеко, очень далеко до счастливого конца».

Строительство Пушкинской библиотеки. Первые сваи / © Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина

Эта оценка оказалась абсолютно верной. Строительство библиотеки затянулось. 16 сентября 1989 года тему поднимает газета «Омская правда». Под рубрикой «Адрес подсказал читатель» газета публикует материал «Ждёт новоселья библиотека». Авторы – общественные инспекторы газеты А. Ахрамович и Н. Шляхтин – стремятся ответить на вопрос читателя, когда на строительстве библиотеки будут завершены все работы. Но окончательного ответа пока нет: стало известно, что «средства постоянно осваивались примерно наполовину от намеченного. Не лучше дела идут и нынче». В заметке подробно описывается, по каким направлениям идёт отставание, и делается вывод: «Новоселье … по плану должно состояться через полгода. Срок этот сейчас под большим сомнением».

Строительство действительно продвигалось очень медленно. Общественность города не желала мириться с таким положением. Так, 28 июня 1990 года прошла акция в защиту культуры, на которой было принято решение о проведении митинга на месте строительства библиотеки. Омские СМИ активно освещали это событие.

19 июля 1990 года в газете «Омская правда» вышел материал Владимира Сальникова «Митинг у мёртвого дома» под рубрикой «Репортаж с пристрастием». Автор больше всего озабочен тем, что так называемые непроизводственные стройки находятся у строителей «на положении пасынков. Невыгодные, а потому и нелюбимые». «Проделав самые дорогостоящие по смете (а потому и выгодные для исполнения) работы: возведение «коробки» от наземного цикла до верхнего этажа корпуса, строители резко снизили активность штурма культурной твердыни», – пишет автор, высказывая опасение, что в 1992 году объект может быть не сдан.

В тот же день репортаж о митинге опубликовала и газета «Вечерний Омск».

Митинг в поддержку продолжения строительства библиотеки. 1990-е гг. / © Фотоархив ОГОНБ имени А. С. Пушкина© Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина

«Словом поможем делу» – так озаглавила его автор Лидия Трубицына. На митинге выступили и архитекторы, и строители, и представители библиотеки, и должностные лица органов власти. Строители, главным образом, оправдывались, а остальные призывали их ускорить темпы работ. Прозвучали и конструктивные предложения. Газета сообщает, что управляющий строительным трестом № 1 Б. И. Кононов «предложил создать постоянно действующий пост на строительстве библиотеки, поставить эту стройку на гарантийное обеспечение в «Омскглавснабе», привлечь к строительству районы города». На этот призыв отреагировал депутат областного Совета М. И. Шкель, пообещав, что теперь на строительстве библиотеки будет учреждён «депутатский пост».

21 июля 1990 года об этом же событии сообщила газета «Молодой сибиряк». Автор материала Ирина Фелькер вынесла в заголовок содержание одного из плакатов, которые принесли митингующие: «Без надежды – надеюсь!». Она отмечает, что участников митинга не обрадовало обещание руководства стройки завершить строительство в 1992 году: «Мама родная, значит, ещё два года "Пушкинка" будет гнить?!» – такой вздох у всех вызвало сообщение».

© Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина© Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина

Удалось ли поставить строительство под общественный контроль? «Вечерний Омск» продолжал следить за ситуацией. Прошло меньше месяца, и 15 августа 1990 года появляется новая публикация Лидии Трубицыной «…плюс «Интерквадро», в которой отмечается, что в работе строителей ничего не изменилось: «на огромной тихой стройке нам встретился лишь один рабочий». Такую же картину наблюдал и депутат М. И. Шкель, несколько раз побывавший на объекте. Однако появились и «перестроечные» веяния, дававшие основания для оптимизма: библиотека заключила договор с фирмой «Интерквадро» – совместным советско-франкоитальянским предприятием – на разработку проекта «автоматизации обработки и использования информации в библиотеке». Появилась надежда на то, что новая библиотека будет оснащена самой современной компьютерной техникой. Но продвижение в строительстве здания так и не началось.

«Омская правда» продолжала следить за ситуацией. 21 сентября 1990 года Владимир Сальников опубликовал критические заметки «Дом без хозяина». Материал вышел под рубрикой «Корпункт «Омской правды». «На стройке по-прежнему тишина, – отмечает журналист, – однако на еженедельную планёрку собралось начальство». Из обсуждения сложившейся ситуации становится ясно, что государственное строительное предприятие оказалось не готово к работе в формирующейся рыночной среде: «…всё, как в недоброй памяти директивно-командно-застойные годы. Подходы не меняются», – резюмирует автор. Сами строители считали, что за счёт их отрасли выживают другие. «…Проще всего снять деньги на затыкание дыр … с капвложений», – сетует один из строителей. А журналист отмечает, что госпредприятия теряют кадры, поскольку строители уходят «с невыгодных для себя государственных долгостроев в кооперативы, а то и в «шарашкины конторы» с сомнительной репутацией». И выход он видит в использовании новых экономических реалий, предлагая «перевести строительство областной библиотеки на арендный подряд».

Сотрудники Пушкинской библиотеки на субботнике у строящегося здания. 1990-е гг. / © Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина

Медленно, но работы на строительстве всё же шли. Так, 23 апреля 1991 года в газете «Омская правда» в материале, посвящённом прошедшему в городе и области субботнику, сообщалось, что и для строителей областной библиотеки этот день стал «по-настоящему рабочим». «Плотники-бетонщики готовили лифтовые шахты под монтаж оборудования, отделочники устраивали полы в книгохранилище...».

Однако, без малого через год, 24 марта 1992 года, та же «Омская правда» забила тревогу, публикуя открытое письмо архитекторов – авторов проекта и директора Пушкинской библиотеки под характерным заголовком: «Спасём ли библиотеку?». Тревогу авторов письма вызвало известие о возможной консервации строительства. «Понимая, как сейчас нам всем очень тяжело и трудно, сколько на всех нас свалилось проблем, сознавая всё это, тем не менее просим обратить внимание властей области и Омска на состояние дел с завершением строительства областной научной библиотеки», – взывали они.

© Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина

На этот крик о помощи откликнулись ветераны труда, бывшие сотрудники Пушкинской библиотеки. Их письмо опубликовано в «Омской правде» 2 апреля 1992 г. под заголовком «Пушкинка» на грани гибели». Авторы письма поведали о том, с какими проблемами сталкивается библиотека в старом здании: на их памяти случались и возгорания, и затопления. Гибли ценные экземпляры. Поддерживая авторов открытого письма, опубликованного 24 марта, ветераны библиотеки высказывали сожаление о том, что читатели ещё до обидного мало и редко вступаются за судьбу библиотеки. А ведь именно сейчас важно не допустить остановки строительства: «…консервация – это гибель библиотеки со всеми вытекающими отсюда последствиями. Такова горькая правда…», – утверждалось в воззвании. Напоминая, что представители власти обещали найти выход, они, всё же, обращались в первую очередь к читателям: «А что скажете вы, многочисленные нынешние и потенциальные друзья «Пушкинки»? Спасём ли библиотеку?».

© Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина

29 июня 1992 года к проблеме строительства библиотеки обратилась и профсоюзная газета «Позиция»: «На второй квартал стройка вроде как была обеспечена фондами (на словах), – пишет корреспондент Светлана Сибина. – А на деле всё обстоит совсем иначе. Область выделила средства, перечислив их в городской бюджет. А вот город почему-то решил их попридержать». Тем временем инфляция «съедает» и эти средства. В заметке приводится цитата директора библиотеки Р. Н. Царёвой о неоднократных, но безрезультатных обращениях к мэру города. «И всё же надеюсь, что встреча наша состоится», – такими словами заканчивается публикация.

Публикация Л. Трубициной в газете "Вечерний Омск" за 24 октября 1992 г. / © Фотоархив ОГОНБ имени А, С. ПушкинаПостепенно ситуация начала сдвигаться с мёртвой точки. Так, 24 октября 1992 года газета «Вечерний Омск» вышла с публикацией «Библиотека на Красном Пути», в которой журналист Лидия Трубицына, неоднократно писавшая о проблемах на строительстве библиотеки, сообщает, что здание «приобрело законченный архитектурный вид, как-то ожило», на фасаде появились первые скульптурные фигуры – Ломоносова и Сергея Радонежского. В связи с этим она взяла интервью у главного архитектора проекта Ю. А. Захарова и скульптора В. А. Трохимчука. Основным предметом разговора стало художественное решение оформления библиотеки. В завершение диалога собеседники коснулись и строительных вопросов. «Множество проблем сегодня с финансированием, с оплатой труда, кроме того, надо постоянно учитывать инфляционные процессы, – сообщил В. А. Трохимчук. – Однако то, что работа по завершению строительства всё-таки ведётся, что находятся на библиотеку средства, – огромный плюс Омску, который, наверное, мы пока по достоинству оценить не можем».

Однако в июле 1993 года «Вечёрке» вновь приходится обращаться к теме затянувшегося строительства в связи с печальным поводом: старое здание библиотеки затопило ливневыми водами. Написали об этом и другие омские издания. Так, газета «Позиция» 30 июля 1993 года обрушилась с критикой на власти: «Лишь спустя неделю после потопа комитет по культуре и искусству администрации области отреагировал на случившееся». Был издан приказ о создании чрезвычайной комиссии по оказанию помощи библиотеке. «Приказ вроде есть, а вот особого рвения по его выполнению что-то не наблюдается», – констатирует автор Ольга Серебренникова. И снова актуализируется тема долгостроя: «И говорят, и пишут об этой «вставной челюсти» одной из центральных магистралей города регулярно, стараясь не дать забыть тем, от кого зависит окончание строительной эпопеи, что промедление в сдаче нового здания грозит потерей всего обширного книжного фонда». Материал так и озаглавлен: «Издержки долгостроя».

И всё же стройка, хоть и гораздо позже намеченного срока, приближалась к завершению, о чём спешили сообщать журналисты. Так, 21 июня 1994 года газета «Вечерний Омск» информировала о том, что «Совет ректоров вузов Омска принял решение об участии преподавателей и студентов в работах по благоустройству и очистке от мусора нового здания областной научной библиотеки». Здесь же опубликован график участия вузов в работах по благоустройству.

Обустройство интерьеров Пушкинской библиотеки. 1990-е гг. / © Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина21 октября 1994 года газета «Омский вестник» радостно сообщала: «Пушкинка» накануне открытия. Если всё будет по плану, то её сдадут в конце этого года». Ещё завершаются последние строительные работы, а библиотекари уже начали размещать книжный фонд в новом книгохранилище. «Омская библиотека – сегодня единственная в России, которая будет сдана в наши нелёгкие времена. Нелёгкие – особенно для таких духовных ценностей, как книга», – отмечается в заметке Ларисы Щвец.

Да, для периода Перестройки, для «лихих 90-х», как сейчас называют то время, это действительно выдающееся событие. И журналисты, как могли, приближали его. Так, в апреле 1995 года, когда до окончательной сдачи здания в эксплуатацию оставалось около месяца, СМИ снова начали призывать омичей к участию в субботниках по благоустройству прилегающей территории. «Всех, кто пожелает внести свой вклад в это благородное патриотическое дело, ждут на стройке» – отмечала 14 апреля газета «Омский вестник».

И вот наконец-то строительство завершено! СМИ в течение целого месяца описывали это радостное событие. Так, в статье Лидии Трубицыной, опубликованной в газете «Вечерний Омск» 29 апреля 1995 г., читаем: «…то, что… в наше нелёгкое российское время, несмотря ни на что, невзирая на трудности, вопреки многочисленным препятствиям объективного характера, всё-таки было построено новое роскошное здание библиотеки, по сути – Дворец Знания, – свидетельствует о могучем созидательном характере сибиряков».

Несмотря на то, что строители не раз попадали под огонь журналистской критики, итог их работы оценили высоко: объект «сдан строителями практически без недоделок», – отмечено в газете «Омская правда» от 4 мая 1995 года. Подобные слова встречаем в других публикациях. «…Крупнейшим в сегодняшней культуре России» называет это событие газета «Омский вестник» в материале от 5 мая 1995 г. А 12 мая в репортаже этого издания об открытии «Пушкинки» журналист Светлана Васильева рассказывает, что в одном из залов новой библиотеки развернута выставка газетных публикаций, посвящённых строительству, из которой следует, что «первым тему сохранения бесценных фондов библиотеки поднял в «Омской правде» в 1939 году Леонид Мартынов» (известный омский поэт был ещё и журналистом). После этой публикации вышло постановление Совнаркома о строительстве в Омске библиотеки.

Так и замкнулся этот круг: оказывается, журналисты не только пристрастно следили за строительством нового здания, но и первыми публично подняли проблему сохранения книжных сокровищ Омска!

Долгожданное открытие нового здания, 28 апреля 1995 г./ © Фотоархив ОГОНБ имени А, С. ПушкинаДолгожданное открытие нового здания, 28 апреля 1995 г./ © Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина

Поделиться: