О библиотеке

История библиотеки

© Фото из архива ОГОНБ

Датой рождения Пушкинской библиотеки принято считать 21 января (3 февраля) 1907 г., когда она была открыта для читателей. Этому событию предшествовали решение Омской городской Думы об открытии библиотеки в 1899 г. и возведение пристройки к зданию Думы по проекту архитектора Г. С. Бартковского. 

Размещалась библиотека в двух смежных комнатах на первом этаже городской Думы: одно помещение было отведено под читальный зал (открыт 21 января 1907 г.), во втором выдавалась литература на дом   (с 26 июня 1907 г.). 

В первый год обслуживания омичей библиотека насчитывала 4 160 книг и журналов, 370 читателей

В январе 1920 г. в библиотеке состоялась первая выставка книг и экспонатов, посвященная жизни и творчеству А. С. Пушкина. В этом же году на базе библиотеки проходят первые краткосрочные библиотечные курсы для "всех желающих посвятить себя библиотечной работе". Центральная губернская библиотека имени А. С. Пушкина становится методическим центром для библиотек города и всей губернии. 

1920 год знаменателен еще и тем, что были созданы кабинет для научных занятий читателей, музей с отделами: библиографии русской, иностранной литературы и современных изданий, детский отдел с детским клубом, переплетная мастерская.

В октябре 1920 г. Сибревком принял постановление о национализации имеющихся на территории края городских, общественных, частных, церковных библиотек. Фонды национализированных библиотек Омской губернии были переданы, главным образом, в библиотеку имени А. С. Пушкина. За 2-3 года ее архивный фонд вырос до 300 тыс. экз., что сделало Омскую библиотеку одним из самых крупных книжных хранилищ Сибири, а впоследствии, в 1920-30-х годах позволило комплектовать вновь создаваемые омские библиотеки, прежде всего учебных заведений. 

В 1921 г. работа Пушкинской библиотеки обсуждалась на Первом Сибирском съезде библиотечных работников, собравшемся в Ново-Николаевске (Новосибирске), где была признана "в высшей степени ценной и заслуживающей не только внимания, но и подражания". 

До конца 1921 г. Пушкинская библиотека находилась в здании бывшей Городской думы. С 1922 - 1924 гг. библиотека располагалась в здании, в котором располагался отдел центропечати (бывший магазин купчихи Шаниной, сейчас ТД «Любинский»).

Невозможно перелистать все страницы летописи библиотеки, но наиболее важные вехи мы попытались восстановить. В научно-популярном альманахе о книгах и книжниках «EX LIBRIS» в публикации старшего преподавателя кафедры журналистики и медиалингвистики ОмГУ имени  Ф. М. Достоевского Елены Игоревны Петровой упоминаются события, связанные со строительством нового здания главной библиотеки региона. 

Необходимость строительства в Омске нового здания областной библиотеки назрела давно: ещё в конце 30-х годов ХХ века разрабатывался архитектурный проект, но Великая Отечественная война помешала его воплощению. Только в конце 70-х годов вновь вернулись к этой идее. Институту «Омскгражданпроект» было поручено проектирование здания, отвечающего требованиям времени.

Уже в начале 80-х годов омские СМИ начали сообщать о том, что на пересечении улиц Красный Путь и Фрунзе появится «красивое высотное здание» новой библиотеки. Так, 3 января 1980 года газета «Молодой сибиряк» написала, что новое здание появится «лет через десять».

О том, каким оно будет, рассказала член группы разработчиков, молодой архитектор Людмила Боровик.

Юрий Алексеевич Захаров и Галина Ивановна Нарицына – архитекторы нового здания / © Фотоархив ОГОНБ имени А, С. ПушкинаВажным информационным поводом для СМИ стало то, что в 1985 году проект здания областной библиотеки получил Диплом II степени на Выставке достижений народного хозяйства, а архитекторы – серебряную и бронзовые медали ВДНХ. Это была весьма высокая оценка их творчества. 3 декабря 1985 года руководитель группы, работавшей над проектом, архитектор Г. И. Нарицына рассказала в интервью газете «Вечерний Омск», что разработчики учитывали, прежде всего, особенность места, где предполагалось возведение здания. Оно, как считала Г. И. Нарицына, «со временем приобретёт особое градостроительное звучание. В перспективе… со строительством моста через Иртыш будет площадь, здесь же предусмотрена станция метро… Именно место продиктовало основной замысел». На вопрос: смогут ли строители воплотить уникальный замысел, она отвечала: «…уже сейчас слышим ворчание по поводу конструкций индивидуального изготовления. Однако мы намерены твёрдо стоять на своём. Какие-либо упрощения в проекте неизбежно приведут к издержкам в облике будущего здания». Эту точку зрения поддержала газета. В публикации Ольги Колиной подчеркивалось: «Такая позиция зодчих в интересах горожан». Здесь же сообщалось, что начало строительства намечено на 1986 год. Так и произошло, но уже в середине 1987 года СМИ забили тревогу.

Журналист газеты «Вечерний Омск» Виктория Луговская побывала на заседании штаба по строительству библиотеки, 17 июля 1987 года газета опубликовала статью под характерным названием «Словесная эквилибристика», в которой сообщалось, что, хотя план полугодия по освоению средств не выполнен, особой тревоги строители не проявляют, «…можно только удивляться спокойствию, с каким говорилось о причинах нарушения графика, оптимизму, с каким легко давались обещания». Журналист описала сложность создавшейся ситуации: нет должного взаимодействия между строителями и поставщиками стройматериалов, не определено, кто будет строить коммуникации, неясно, когда смогут приступить к работе другие субподрядчики. А летнее время, самое благоприятное для строительных работ, уходит…

«В 1988 году здание библиотеки должно перейти к отделочникам... Пора бы серьёзно вникнуть в положение дел на объекте и сделать всё, чтобы войти в график», – резюмирует автор.

Буквально на следующий день, 18 июля 1987 года, в центральной газете «Советская культура» вышел материал собкора О. Александровой «Все «за», а дело ни с места». В публикации подробно рассказывалось о плачевном состоянии Омской областной библиотеки, которая «занимает помещение в четыре раза меньше, чем полагается ей по нормам». «…Сегодня библиотека исчерпала свои резервы и всё чаще вынуждена отказывать читателям в нужной книге», – сетует журналист. Надежды на изменения к лучшему появились, когда в городе началось строительство нового здания библиотеки. «И вдруг пронёсся слух о его консервации». Из этой публикации следовало, что проблемы на строительстве возникли не столько из-за нерадивости местных исполнителей, сколько в связи с отсутствием координации в центральных ведомствах: выделенные на строительство средства «не были подкреплены лимитами стройматериалов. Затем вроде бы вопрос с лимитами решился, но всё это совпало с концом года. Разместить заказы для строящейся библиотеки уже не представлялось возможным». «Много впереди трудностей, – отмечает журналист. – И далеко, очень далеко до счастливого конца».

Строительство Пушкинской библиотеки. Первые сваи / © Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина

Эта оценка оказалась абсолютно верной. Строительство библиотеки затянулось. 16 сентября 1989 года тему поднимает газета «Омская правда». Под рубрикой «Адрес подсказал читатель» газета публикует материал «Ждёт новоселья библиотека». Авторы – общественные инспекторы газеты А. Ахрамович и Н. Шляхтин – стремятся ответить на вопрос читателя, когда на строительстве библиотеки будут завершены все работы. Но окончательного ответа пока нет: стало известно, что «средства постоянно осваивались примерно наполовину от намеченного. Не лучше дела идут и нынче». В заметке подробно описывается, по каким направлениям идёт отставание, и делается вывод: «Новоселье … по плану должно состояться через полгода. Срок этот сейчас под большим сомнением».

Строительство действительно продвигалось очень медленно. Общественность города не желала мириться с таким положением. Так, 28 июня 1990 года прошла акция в защиту культуры, на которой было принято решение о проведении митинга на месте строительства библиотеки. Омские СМИ активно освещали это событие.

19 июля 1990 года в газете «Омская правда» вышел материал Владимира Сальникова «Митинг у мёртвого дома» под рубрикой «Репортаж с пристрастием». Автор больше всего озабочен тем, что так называемые непроизводственные стройки находятся у строителей «на положении пасынков. Невыгодные, а потому и нелюбимые». «Проделав самые дорогостоящие по смете (а потому и выгодные для исполнения) работы: возведение «коробки» от наземного цикла до верхнего этажа корпуса, строители резко снизили активность штурма культурной твердыни», – пишет автор, высказывая опасение, что в 1992 году объект может быть не сдан.

В тот же день репортаж о митинге опубликовала и газета «Вечерний Омск».

Митинг в поддержку продолжения строительства библиотеки. 1990-е гг. / © Фотоархив ОГОНБ имени А. С. Пушкина© Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина

«Словом поможем делу» – так озаглавила его автор Лидия Трубицына. На митинге выступили и архитекторы, и строители, и представители библиотеки, и должностные лица органов власти. Строители, главным образом, оправдывались, а остальные призывали их ускорить темпы работ. Прозвучали и конструктивные предложения. Газета сообщает, что управляющий строительным трестом № 1 Б. И. Кононов «предложил создать постоянно действующий пост на строительстве библиотеки, поставить эту стройку на гарантийное обеспечение в «Омскглавснабе», привлечь к строительству районы города». На этот призыв отреагировал депутат областного Совета М. И. Шкель, пообещав, что теперь на строительстве библиотеки будет учреждён «депутатский пост».

21 июля 1990 года об этом же событии сообщила газета «Молодой сибиряк». Автор материала Ирина Фелькер вынесла в заголовок содержание одного из плакатов, которые принесли митингующие: «Без надежды – надеюсь!». Она отмечает, что участников митинга не обрадовало обещание руководства стройки завершить строительство в 1992 году: «Мама родная, значит, ещё два года "Пушкинка" будет гнить?!» – такой вздох у всех вызвало сообщение».

© Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина© Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина

Удалось ли поставить строительство под общественный контроль? «Вечерний Омск» продолжал следить за ситуацией. Прошло меньше месяца, и 15 августа 1990 года появляется новая публикация Лидии Трубицыной «…плюс «Интерквадро», в которой отмечается, что в работе строителей ничего не изменилось: «на огромной тихой стройке нам встретился лишь один рабочий». Такую же картину наблюдал и депутат М. И. Шкель, несколько раз побывавший на объекте. Однако появились и «перестроечные» веяния, дававшие основания для оптимизма: библиотека заключила договор с фирмой «Интерквадро» – совместным советско-франкоитальянским предприятием – на разработку проекта «автоматизации обработки и использования информации в библиотеке». Появилась надежда на то, что новая библиотека будет оснащена самой современной компьютерной техникой. Но продвижение в строительстве здания так и не началось.

«Омская правда» продолжала следить за ситуацией. 21 сентября 1990 года Владимир Сальников опубликовал критические заметки «Дом без хозяина». Материал вышел под рубрикой «Корпункт «Омской правды». «На стройке по-прежнему тишина, – отмечает журналист, – однако на еженедельную планёрку собралось начальство». Из обсуждения сложившейся ситуации становится ясно, что государственное строительное предприятие оказалось не готово к работе в формирующейся рыночной среде: «…всё, как в недоброй памяти директивно-командно-застойные годы. Подходы не меняются», – резюмирует автор. Сами строители считали, что за счёт их отрасли выживают другие. «…Проще всего снять деньги на затыкание дыр … с капвложений», – сетует один из строителей. А журналист отмечает, что госпредприятия теряют кадры, поскольку строители уходят «с невыгодных для себя государственных долгостроев в кооперативы, а то и в «шарашкины конторы» с сомнительной репутацией». И выход он видит в использовании новых экономических реалий, предлагая «перевести строительство областной библиотеки на арендный подряд».

Сотрудники Пушкинской библиотеки на субботнике у строящегося здания. 1990-е гг. / © Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина

Медленно, но работы на строительстве всё же шли. Так, 23 апреля 1991 года в газете «Омская правда» в материале, посвящённом прошедшему в городе и области субботнику, сообщалось, что и для строителей областной библиотеки этот день стал «по-настоящему рабочим». «Плотники-бетонщики готовили лифтовые шахты под монтаж оборудования, отделочники устраивали полы в книгохранилище...».

Однако, без малого через год, 24 марта 1992 года, та же «Омская правда» забила тревогу, публикуя открытое письмо архитекторов – авторов проекта и директора Пушкинской библиотеки под характерным заголовком: «Спасём ли библиотеку?». Тревогу авторов письма вызвало известие о возможной консервации строительства. «Понимая, как сейчас нам всем очень тяжело и трудно, сколько на всех нас свалилось проблем, сознавая всё это, тем не менее просим обратить внимание властей области и Омска на состояние дел с завершением строительства областной научной библиотеки», – взывали они.

© Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина

На этот крик о помощи откликнулись ветераны труда, бывшие сотрудники Пушкинской библиотеки. Их письмо опубликовано в «Омской правде» 2 апреля 1992 г. под заголовком «Пушкинка» на грани гибели». Авторы письма поведали о том, с какими проблемами сталкивается библиотека в старом здании: на их памяти случались и возгорания, и затопления. Гибли ценные экземпляры. Поддерживая авторов открытого письма, опубликованного 24 марта, ветераны библиотеки высказывали сожаление о том, что читатели ещё до обидного мало и редко вступаются за судьбу библиотеки. А ведь именно сейчас важно не допустить остановки строительства: «…консервация – это гибель библиотеки со всеми вытекающими отсюда последствиями. Такова горькая правда…», – утверждалось в воззвании. Напоминая, что представители власти обещали найти выход, они, всё же, обращались в первую очередь к читателям: «А что скажете вы, многочисленные нынешние и потенциальные друзья «Пушкинки»? Спасём ли библиотеку?».

© Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина

29 июня 1992 года к проблеме строительства библиотеки обратилась и профсоюзная газета «Позиция»: «На второй квартал стройка вроде как была обеспечена фондами (на словах), – пишет корреспондент Светлана Сибина. – А на деле всё обстоит совсем иначе. Область выделила средства, перечислив их в городской бюджет. А вот город почему-то решил их попридержать». Тем временем инфляция «съедает» и эти средства. В заметке приводится цитата директора библиотеки Р. Н. Царёвой о неоднократных, но безрезультатных обращениях к мэру города. «И всё же надеюсь, что встреча наша состоится», – такими словами заканчивается публикация.

Публикация Л. Трубициной в газете "Вечерний Омск" за 24 октября 1992 г. / © Фотоархив ОГОНБ имени А, С. ПушкинаПостепенно ситуация начала сдвигаться с мёртвой точки. Так, 24 октября 1992 года газета «Вечерний Омск» вышла с публикацией «Библиотека на Красном Пути», в которой журналист Лидия Трубицына, неоднократно писавшая о проблемах на строительстве библиотеки, сообщает, что здание «приобрело законченный архитектурный вид, как-то ожило», на фасаде появились первые скульптурные фигуры – Ломоносова и Сергея Радонежского. В связи с этим она взяла интервью у главного архитектора проекта Ю. А. Захарова и скульптора В. А. Трохимчука. Основным предметом разговора стало художественное решение оформления библиотеки. В завершение диалога собеседники коснулись и строительных вопросов. «Множество проблем сегодня с финансированием, с оплатой труда, кроме того, надо постоянно учитывать инфляционные процессы, – сообщил В. А. Трохимчук. – Однако то, что работа по завершению строительства всё-таки ведётся, что находятся на библиотеку средства, – огромный плюс Омску, который, наверное, мы пока по достоинству оценить не можем».

Однако в июле 1993 года «Вечёрке» вновь приходится обращаться к теме затянувшегося строительства в связи с печальным поводом: старое здание библиотеки затопило ливневыми водами. Написали об этом и другие омские издания. Так, газета «Позиция» 30 июля 1993 года обрушилась с критикой на власти: «Лишь спустя неделю после потопа комитет по культуре и искусству администрации области отреагировал на случившееся». Был издан приказ о создании чрезвычайной комиссии по оказанию помощи библиотеке. «Приказ вроде есть, а вот особого рвения по его выполнению что-то не наблюдается», – констатирует автор Ольга Серебренникова. И снова актуализируется тема долгостроя: «И говорят, и пишут об этой «вставной челюсти» одной из центральных магистралей города регулярно, стараясь не дать забыть тем, от кого зависит окончание строительной эпопеи, что промедление в сдаче нового здания грозит потерей всего обширного книжного фонда». Материал так и озаглавлен: «Издержки долгостроя».

И всё же стройка, хоть и гораздо позже намеченного срока, приближалась к завершению, о чём спешили сообщать журналисты. Так, 21 июня 1994 года газета «Вечерний Омск» информировала о том, что «Совет ректоров вузов Омска принял решение об участии преподавателей и студентов в работах по благоустройству и очистке от мусора нового здания областной научной библиотеки». Здесь же опубликован график участия вузов в работах по благоустройству.

Обустройство интерьеров Пушкинской библиотеки. 1990-е гг. / © Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина21 октября 1994 года газета «Омский вестник» радостно сообщала: «Пушкинка» накануне открытия. Если всё будет по плану, то её сдадут в конце этого года». Ещё завершаются последние строительные работы, а библиотекари уже начали размещать книжный фонд в новом книгохранилище. «Омская библиотека – сегодня единственная в России, которая будет сдана в наши нелёгкие времена. Нелёгкие – особенно для таких духовных ценностей, как книга», – отмечается в заметке Ларисы Щвец.

Да, для периода Перестройки, для «лихих 90-х», как сейчас называют то время, это действительно выдающееся событие. И журналисты, как могли, приближали его. Так, в апреле 1995 года, когда до окончательной сдачи здания в эксплуатацию оставалось около месяца, СМИ снова начали призывать омичей к участию в субботниках по благоустройству прилегающей территории. «Всех, кто пожелает внести свой вклад в это благородное патриотическое дело, ждут на стройке» – отмечала 14 апреля газета «Омский вестник».

И вот наконец-то строительство завершено! СМИ в течение целого месяца описывали это радостное событие. Так, в статье Лидии Трубицыной, опубликованной в газете «Вечерний Омск» 29 апреля 1995 г., читаем: «…то, что… в наше нелёгкое российское время, несмотря ни на что, невзирая на трудности, вопреки многочисленным препятствиям объективного характера, всё-таки было построено новое роскошное здание библиотеки, по сути – Дворец Знания, – свидетельствует о могучем созидательном характере сибиряков».

Несмотря на то, что строители не раз попадали под огонь журналистской критики, итог их работы оценили высоко: объект «сдан строителями практически без недоделок», – отмечено в газете «Омская правда» от 4 мая 1995 года. Подобные слова встречаем в других публикациях. «…Крупнейшим в сегодняшней культуре России» называет это событие газета «Омский вестник» в материале от 5 мая 1995 г. А 12 мая в репортаже этого издания об открытии «Пушкинки» журналист Светлана Васильева рассказывает, что в одном из залов новой библиотеки развернута выставка газетных публикаций, посвящённых строительству, из которой следует, что «первым тему сохранения бесценных фондов библиотеки поднял в «Омской правде» в 1939 году Леонид Мартынов» (известный омский поэт был ещё и журналистом). После этой публикации вышло постановление Совнаркома о строительстве в Омске библиотеки.

Так и замкнулся этот круг: оказывается, журналисты не только пристрастно следили за строительством нового здания, но и первыми публично подняли проблему сохранения книжных сокровищ Омска!

Долгожданное открытие нового здания, 28 апреля 1995 г./ © Фотоархив ОГОНБ имени А, С. ПушкинаДолгожданное открытие нового здания, 28 апреля 1995 г./ © Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина

Открытие городской общественной библиотеки имени А. С. Пушкина (1907)

(ныне Омская государственная областная научная библиотека имени А. С. Пушкина)

Городская общественная библиотека имени А. С. Пушкина основана Омской городской думой в 1899 г. Открыта для читающей публики в 1907 г.biblst.jpg

Примечательно, что открытие читального зала ("читальни") состоялось 3 февраля (21 января по ст. ст.) 1907 г. накануне выборов во II Государственную Думу, когда в Омске кипели нешуточные предвыборные страсти и складывались весьма непростые отношения в городском общественном управлении. Абонемент ("платная библиотека") начал функционировать немного позднее – с 9 июля (26 июня по ст. ст.) 1907 г.

О предстоящем открытии читальни омичам сообщили практически все городские газеты, которые также уведомляли горожан, что в воскресенье (в день открытия библиотеки) "в час дня в Сичкаревском театре [цирке – Л. Л.] состоится предвыборное собрание беспартийных избирателей".

О том, в какой обстановке проходило открытие читального зала Пушкинской библиотеки, можно судить по весьма любопытной заметке "Открытие городской читальни", опубликованной в газете "Голос Степи" от 23 января 1907 г.: "21 янв. состоялось открытие читального зала при городской библиотеке. К началу молебна прибыл начальник края, Степной генерал-губернатор Надаров, и сделал пожертвования в библиотеку из 22 книг, пожелав при этом, чтобы новое учреждение жило полною жизнью, а не числилось только формально в списке учреждений. Кроме того, начальник края рекомендовал лишние газеты и книги отправлять в деревни и села, где чувствуется более острая нужда в них. Посещение начальником края открытия читальни для многих было приятной неожиданностью, так как городской голова Остапенко (тот самый Остапенко, который так часто обивает пороги у начальства, доходя порою до неприличия!) на этот раз не послал начальнику края даже приглашения посетить открытие. Это, очевидно, произошло от того, что открывалась библиотека, задачи которой Остапенко совершенно чужды. Публики и особенно гласных городской думы на открытии было очень и очень мало.

Впечатление от помещения читальни в общем удовлетворительно. Зал для чтения с достаточным количеством света и прилично меблирован. На одной из стен помещен недурно написанный портрет А. С. Пушкина. Однако, вместимость зала и особенно комнаты для библиотеки [абонемента – Л. Л.] малы и в недалеком будущем, очевидно, придется помещение увеличить, заняв одну комнату городского ломбарда".

Штат библиотеки в первый год ее работы состоял из четырех человек: библиотекаря (Пахолкова Софья Николаевна) и его помощника (Надежницкая Нина Александровна), а также швейцара и его помощника. Для библиотеки выписывалось до 15 газет, 30 общих и 10 детских журналов. В библиотеке на сентябрь 1908 г. находилось  1467 названий и 3904 тома книг, 35 названий и 256 томов журналов. Всего подписчиков с сентября 1907 г. по сентябрь 1908 г. состояло 371 человек. Подписчиками являлись лица, пожелавшие пользоваться литературой для чтения на дому. Плата за право пользоваться книгами, газетами и журналами составляла 3 рубля в год и 30 копеек в месяц. За право пользования книгами и журналами вносилось обеспечение в размере трех рублей. Бесплатным было лишь чтение в читальном зале. В последующие годы отмечается ежегодный прирост книжного фонда (1909 г. – 6 169 томов книг, журналов и газет; 1910 г. – 6 994 томов; 1911 г. – 8 500 томов), количества посещений платной библиотеки и читального зала (1909 г. – 42 160 чел., 1910 г. – 45 750 чел.; 1911 г. – 51 227 чел.), объемов выданных изданий (1909 г. – 37 181 экз.; 1910 г. – 41 544 экз.; 1911 г. – 47 341 экз.).

Сегодня Омскую государственную областную научную библиотеку им. А. С. Пушкина – Центральную государственную библиотеку Омской области по праву можно назвать библиотекой XXI века. Наследуя лучшее из того, что создано в прошлом, библиотека обогащается достижениями современности, участвует в интеллектуальном и духовном развитии человека, умножает творческие силы личности и общества, является крупнейшим центром культурной и общественной жизни региона.

Л. В. Лапина

Литература:

Открытие городской читальни // Голос Степи [Омск]. – 1907. – 23 янв.

В Пушкинской библиотеке: [о недостатке персонала] // Ом. телеграф. – 1908. – 1 нояб.

Отчет по библиотекам города Омска: Пушкинской и Второй городской за 1910 год // Вестн. Ом. гор. обществ. упр. – 1911. – № 23. – С. 1-10: табл.

Миненко Н. А. "Отцы города" / Н. А. Миненко, С. В. Федоров // Омск в панораме веков / Н. А. Миненко, С. В. Федоров. – Омск, 1999. – С. 248-278: ил. – Из содерж.: [Открытие городской библиотеки].

Ступникова Л. А. Из истории публичных библиотек Омска (начало ХХ в.) / Л. А. Ступникова, Д. В. Воронцова // Макушинские чтения, четвертые, 6-7 мая 1997 г., Омск: [тез. докл]. – Новосибирск, 1997. – С. 77-78. – Из содерж.: [Библиотека им. А. С. Пушкина].

Козлов С. В. Роль библиотек в удовлетворении читательских потребностей сибиряков в годы первой русской революции // Вестн. Ом. ун-та. – 2000. – Вып. 2. – С. 69-74. – Из содерж.: [Библиотека им. А. С. Пушкина].

Библиотечное дело // Культура и искусство Омской области в 2005 году / М-во культуры Ом. обл. – Омск, 2006. – Вып. 10. – С. 38-42, 76-78: табл. –  Из содерж.: [Библиотека им. А. С. Пушкина].

Першина Л. Символ Омска интеллектуального: [о б-ке им. А. С. Пушкина] // Новое обозрение – Версия [Омск]. – 2005. – 14-20 сент. (№ 36). – С. 9: ил.

Руденко Н. "Не просто место, где читают…": [о б-ке им. А. С. Пушкина] // Четверг [Омск]. – 2005. – 26 мая (№ 21). – С. 3: ил.

* *  *

Омская областная библиотека им. А. С. Пушкина // Знаменательные и памятные даты Омского Прииртышья, 1997. – Омск, 1996. – С. 22-24.

Читальный зал Пушкинской городской публичной библиотеки. Нач. ХХ в.: [фот.] // Старый Омск: нач. XVIII – нач. ХХ вв.: ил. хроника событий. – Омск, 2000. – С. 139.

Здание Омской государственной областной научной библиотеки имени А. С. Пушкина – одно из уникальных сооружений города Омска. По праву его считают «жемчужиной Омской области». Чёрное и белое – классика графического жанра. Это здание представляет собой интересный микс архитектуры и скульптуры. Работая на контрасте форм и цвета, авторам проекта удалось добиться величественной строгости и некой авангардности в архитектурно-скульптурном ансамбле главной библиотеки города.

© Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина

Однако же не раз каждый из нас, проходя периодически мимо здания Пушкинской библиотеки, поражался величием этого архитектурного шедевра. Но в то же время наверняка невольно возникал немой вопрос: что же за идея лежит в основе проективания фасада этого здания, что хотел сказать скульптор своим произведением? Ответ на самом деле уводит нас на много десятков лет назад, в период, когда впервые поступило предложение построить для библиотеки новый «дом»…

…Первое решение на государственном уровне по этому поводу было принято в 1939-му году, когда было вынесено решение о первом финансировании проектно-сметных работ. Но война заставила отодвинуть возможность строительства библиотеки на долгое время. Только в 1970-х годах вновь был поднят вопрос о начале проектных разработок…

После серии конкурсов 1975 года одни за другими создавались коллективы архитекторов. Многие хотели оставить свой след в библиотеке, но… время шло, а дело так и не сдвигалось с мёртвой точки. Лишь в начале 1980-х гг. под руководством главного архитектора проекта Г. И. Нарицыной коллективом авторов был создан проект, утвержденный Советом Министров республики.

© Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина

В это время студент Ленинградского высшего художественно-промышленного училища имени В. И. Мухиной Василий Трохимчук после плодотворного академического отпуска был принят для продолжения учёбы в мастерскую В. Л. Рыбалко. Туда приехал тогдашний председатель Омской организации Союза художников С. К. Белов и предложил нескольким будущим монументалистам посетить Омск и выбрать объекты для своих дипломных работ… Откликнулся и В. Трохимчук, выбрав для себя проект Омской государственной областной научной библиотеки имени А. С. Пушкина, впоследствии навсегда связавший его имя с Омском…

«Открывавшаяся возможность «приложить руки» к библиотеке была головокружительной», – вспоминал позже скульптор в одном из интервью для очередного номера газеты «Вечерний Омск».

Диплом, включавший в себя пять фигур великих деятелей культуры под общим названием «Познание» и проект рельефа для бокового фасада, был блестяще защищён в 1982 году, после чего скульптора направили на Омский художественно-производственный комбинат. Несмотря на завершённый дипломный проект, строительство библиотеки затягивалось.

© Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина© Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина

За то время, пока решался вопрос о продолжении строительства здания библиотеки, В. Трохимчук успел сделать несколько значимых скульптурных работ, вошедших в историю города Омска.

В 1987 году строительство нового здания государственной областной научной библиотеки имени А. С. Пушкина возобновилось. В. Трохимчук вновь обратился к своей дипломной работе, в которой необходимо было внести некоторые коррективы в связи с изменяющимся архитектурным обликом здания. Увеличение объёма работ потребовало усилий целого коллектива, тогда к проекту подключились М. М. Ершов, Л. Я. Колибаба, В. И. Еремин. Совместно была разработана композиция фасада библиотеки, на котором должны были разместиться уже не пять, а восемь фигур великих деятелей русской культуры, каждая высотой 3,5 метра.

Все восемь фигур, по замыслу В. Трохимчука, – «сгустки созидательной энергии в разных сферах человеческой деятельности». Они как бы олицетворяют тысячелетнюю историю России, представленную выдающимися деятелями своей эпохи: Ярославом Мудрым – основателем русской государственности, Сергием Радонежским – символом духовного начала, Андреем Рублёвым, символизирующим гармоничное отражение мира и строя мысли в живописи. Образ Н. М. Карамзина символизирует историю как итог прошлого и предпосылку будущего. О расцвете российской науки, искусства, технического прогресса свидетельствуют скульптуры М. В. Ломоносова, М. И. Глинки, К. Э. Циолковского. Центральной фигурой скульптурного пантеона стал образ великого поэта России А. С. Пушкина.

© Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина© Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина

Однако это предложение вызвало множество вопросов с разных сторон: почему восемь, почему именно эти, а не другие, почему нет омичей и т. д. Ценой больших нервных затрат автору удалось отстоять своё предложение.

Как позже вспоминал скульптор в своём интервью для газеты «Вечерний Омск» от 24 октября 1992 года, «…за эти годы пришлось пережить много драматических моментов. Был даже период, когда едва не приняли решение вообще убрать скульптурный ряд как таковой. Однако меня поддержали архитекторы…».

Изготовление фигур велось в Ленинграде на художественно-производственном комбинате имени М. Тореза. После нескольких лет напряжённого труда статуи постепенно стали прибывать в Омск. Масштабный блок работ благополучно завершался.

Однако восемью фигурами скульптурное решение здания библиотеки не ограничивалось.

Процесс изготовления горельефа для здания библиотеки на художественно-производственном комбинате имени М. Тореза в Ленинграде, скульптор Василий Андреевич Трохимчук / © Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина

На правом боковом фасаде здания предстояло сделать рельеф, протяженностью 30 метров, отражающий в сложной философско-аллегорической форме историю культуры человечества. Талант и знания скульптора воплотились в его произведении, которое в одном из интервью он назвал «экслибрисом, написанным пластическим образом».

Создание рельефа осуществлялось в стенах уже известного нам художественно-промышленного комбината имени М. Тореза. Чётко представляя ситуацию, при которой произведение большую часть года не будет освещаться прямыми лучами солнца, В. Трохимчук остановил свой выбор на высоком рельефе, где некоторые фигуры были доведены практически до объёма круглой скульптуры, что улучшало «читаемость» произведения и придавало ему особую экспрессию.

© Фотоархив ОГОНБ имени А, С. Пушкина

В. Трохимчук своим произведением хотел показать поиск смысла жизни, связанный со страданиями и надеждами. Как говорит сам автор, «в рельефе нет повествования, а есть ассоциации, и «читать» его можно в любом порядке». В рельефе использован канонический приём искусства стран Древнего Востока: размеры фигур уменьшаются по мере уменьшения значимости персонажей, что позволило выделить в произведении главные элементы.

Если посмотреть на произведение структурно, то вся композиция складывается из 11 частей, которым автор дал следующие названия: НЛО (будь осторожен в познании и созидании); Икар-Прометей; Шествие поколений к возвышенному; Истина и Ложь; В поисках смысла жизни; Вселенская мать; Византия-Русь; Петровская Россия; Земной путь человека; Атлант-Меркурий; «Учёная братия», постигающая истину.

© Фото ОГОНБ имени А, С. Пушкина

Претворив в жизнь индивидуальные творческие поиски, В. Трохимчук создал уникальное произведение, рельеф, который стал одним из самых значимых монументальных произведений Омска.

В одном из своих интерьвью он поделился: «Это десять лет волнения, тревог, переживаний. А сожалею я только о том, что следующей такой интересной работы может уже не быть в моей жизни». Интервью вышло в свет на страницах газеты «Омский вестник» 29 октября 1993 года… 28 сентября 1998 года скульптора не стало…

Подробнее об истории создания легендарного архитектурно-скульптурного ансамбля главной библиотеки Омского региона читайте в статье Ольги Макаровой «Скульптурный экслибрис» научно-популярного альманаха о книгах и книжниках «EX LIBRIS» №1 (стр. 58)