Актриса Омской драмы Татьяна Филоненко: «Я попала в театр, в который попасть было совершенно невозможно»

Омская государственная областная научная библиотека имени А. С. Пушкина запустила культурно-просветительский проект «Жизнь моя – ТЕАТР». На протяжении всего Года театра в «Пушкинке» пройдут творческие встречи с артистами и режиссёрами известных омских театров.

Татьяна Филоненко / © Фото ОГОНБ имени А. С. Пушкина

Первым гостем проекта «Жизнь моя – ТЕАТР» стала Заслуженная артистка РФ Татьяна Филоненко. 30 января в конференц-зале главной библиотеки Омского региона состоялась творческая встреча с актрисой Омской драмыПодробный фоторепортаж события можно посмотреть по ссылке. Для тех, кому не удалось побывать на встрече с Татьяной Филоненко, доступна видеозапись прямой трансляции события.

Татьяна Филоненко служит в Омском государственном академическом театре драмы с 1977 года. Кроме Омской драмы в жизни артистки есть ещё один театр – «Театр живописи», созданный ею и её мужем Заслуженным деятелем культуры Омской области Николаем Михалевским в 2003 году.

Портал Министерства культуры Омской области «Культура55» посетил встречу с Татьяной Филоненко. Актриса рассказала о своём непростом детстве, вспомнила интересные факты из своей творческой биографии и пригласила всех собравшихся в «Театр живописи» своего любимого супруга Николая Михалевского. Редакция портала выбрала самые интересные цитаты и рассказы Татьяны Филоненко и собрала их в один материал.

Детство

Я коренная омичка. Родилась и выросла в Омске и покидала родной город только на четыре года, пока училась в Новосибирском театральном училище.

Кто вернулся с войны, не все находили себя в этой жизни, и действительно было поколение, что там говорить, пьющих людей. Людей, переживших войну, этот стресс. Отец прошёл войну, и мама в госпиталях на Дальнем востоке все четыре года старшей хирургической сестрой была. Отношения у мамы с отцом были не простые.

Маме пришлось в мои два месяца выйти на работу. Она работала фельдшером-акушером. Жили мы на правом берегу Иртыша, мамин здравпункт на Левом берегу. И мама со мной двухмесячной летела на подножке, переезжая мост через реку. Сложное было время для мамы.

Потом мы оказались с мамой на улице. Поменяли несколько квартир. Зимой в снег, в дождь таскали воду на коромыслах, дрова, уголь. Я была очень стеснительной девочкой от того, что вечно были мокрые ноги – я не умела воду таскать на коромыслах и всё время вода заплёскивалась из вёдер в валенки. Стеснялась от того, что особо не во что было одеться.

Девчонки-одноклассницы крутили романы. На меня, может по моей бедности, никто особо и внимания не обращал. А из-за того, что мы жили с мамой на макаронах и хлебе, я была очень плотная девочка, взбитенькая. Но при этом я была пластичной и мечтала учиться играть на фортепьяно. Но где мама могла его купить? И она купила домру за семь рублей с рук,

страшненькую, я очень стыдилась этой домры. Ходила немножко в музыкалку, освоила азы музыкальной грамоты, а потом прятала домру в снег, в валенки надевала чешки и бежала в танцевальный кружок.

Рубль до получки – но ведь новый фильм вышел, надо идти. Проживём? Проживём! И идём. Мама мне покупает коржик за 7 копеек, газировку с сиропом, в общем шикуем. А потом 2-3 дня живём на то, что осталось в столе.

© Фото Анна Шестакова / Министерство культуры Омской области

ТЮЗ, школа, училище

Я после школы бежала в ТЮЗ, все выходные там проводила.

Учась в 8-м классе, я познакомилась с замечательной девочкой, которая была увлечена ТЮЗом и была влюблена в замечательного актёра. И она меня привела в ТЮЗовский клуб любителей театра «Бригантина». У нас были встречи с актёрами, мы учились писать рецензии, разбирать спектакли и, конечно, дежурили на спектаклях. Так началось моё увлечение театром, безумное, оно вытеснило всё.

В ТЮЗе была замечательная актриса Валентина Устимович. Они с мужем пришли на спектакль в клуб в ДК Лобкова, где я играла Весну в «Снегурочке» Островского. И они одобрили мой выбор поступать на актёрское.

Валентина Устимович с мужем, солистом омской филармонии, стали откладывать с каждой зарплаты по 5 рублей на моё обучение. На обучение конечно, в Москве, только там и в Ленинграде можно было получить высшее образование актёра.

У меня сразу душа не лежала к Москве, не хотелось отрываться от дома, от мамы. Меня больше тянуло в Новосибирск. Не буду долго рассказывать, то так получилось, что я сошла с третьего тура в ГИТИСе. Совершенно спокойно вернулась домой и уже собиралась устраиваться в филармонию ведущей. Только, опять же с Устимович и её мужем, решали, где найти денег и сшить мне красивое платье.

Молодой человек, с которым мы вместе занимались в кружке, рассказал, что в Новосибирском театральном училище перенесли вступительные экзамен на месяц вперед. В одну ночь мы сели в поезд, приехали. Я поняла, что это мой город, что я могу часто ездить к маме. Я легко поступила, с красным дипломом окончила и была приглашена в Омский театр драмы.

Татьяна Филоненко / © Фото ОГОНБ имени А. С. Пушкина

Театр драмы

Когда я только пришла на сцену, Народный артист РФ Валерий Алексеев отработал в омской драме как раз десять лет. И он сказал: «Будет сложно первые десять лет, потом будет легче». Сейчас я уже 40 лет, а он 50 лет на сцене и теперь он говорит молодым артистам: «Трудно только первые 50 лет на сцене».

Я попала в театр, в который попасть было совершенно невозможно. Мечта! Сказка! Я очень любила подходить к нему, ночью, когда он был освещён. Трепет был необыкновенный. Когда я не занята в спектаклях, но иду смотреть на своих коллег, у меня возвращается то самое трепетное чувство. Я иду в зрительный зал и забываю, что я что-то знаю и понимаю про театр.

Плёнка не может выразить атмосферу спектакля вживую. Одно дело, когда ты работаешь на 600 человек, чтобы тебя было видно, слышно, чтобы всё было объемно, ярко, с характером. А когда, например, идёт трансляция со спектакля и смотришь потом её на плёнке – видишь наигрыш, грим явный, приклеенные усы актёра. Потерь очень много.

Был творческий вечер Татьяны Ожиговой в Доме актёра. И тут она начала петь песню из спектакля. Спела первый куплет, потом останавливается и говорит «К сожалению, жизнь идёт. Роль свою я передаю нашей молодой актрисе Татьяне Филоненко», вызывает меня из зала, второй куплет пою я, третий поём вместе. Вот с этого началась наша духовная дружба.

Татьяна Ожигова всю жизнь мечтала сыграть Раневскую из «Вишнёвого сада». Репетиции были мучительные, трудные, режиссёр часто уходил в депрессию. Девять месяцев мы мучили этот спектакль, прежде чем сыграть. Отыграли премьеру, приехали критики. А Ожиговой уже поставили страшный диагноз, носом и горлом у неё кровь шла…. И вот второй показ «Вишневого сада», 5 ноября 1988 год. Татьяна утром прилетела от мужа Николая Чиндяйкина из Москвы, он там учился, а вечером уже показ. Мы не доиграли 10 минут до финала… На сцену она больше не вернулась.

© Фото Анна Шестакова / Министерство культуры Омской области

Правила жизни от Татьяны Филоненко

Я позднее послевоенное дитя.

Если в начале жизни много трудностей, сложностей, испытаний даёт тебе судьба, то потом, если ты их проходишь достойно, жизнь тебя вознаграждает подарками. А у кого, наоборот, вначале всё лучезарно, жизнь будто уравновешивает судьбу человеческую.

Так получилось, что в театре я всё время дружила с актёрами старшего поколения. Все наши праздники, на гастролях, домашние застолья, дни рождения – моими подружками всегда были наши замечательные большие актрисы.

В чём грусть нашей профессии? Спектакли умирают.

В Новосибирске я встретила свою судьбу, Николая Михалевского. Как сели мы с ним в 17 лет за одну парту, так 45 лет вместе. Нас связывает дом, дети, внуки, но прежде всего совместное творчество.

Рядом с нами был детский дом. Многих девочек я забирала к себе на выходные. И эта тема сиротства при живых родителях вошла в меня глубокой скорбной нотой на всю жизнь.

У нас дома стояло только радио, стоило 50 копеек в месяц. И я нигде не могла слышать песни бардов. И только в театре впервые услышала Визбора, Окуджавы, Лялечкина, Кукина.

Первые туфли на каблуках я надела в театре. Забирала туфли домой и училась ходить на шпилечках. До 77-года никогда каблуков не носила.

У писателя остаются книгиу композиторов ноты, у художников картины. А в театре – только пока мы живы.

С уходом спектакля и актёра остаются только фотографии и воспоминания в памяти зрителей.

Татьяна Филоненко / © Фото ОГОНБ имени А. С. Пушкина

Татьяна Филоненко служит в Омском государственном академическом театре драмы с 1977 года. Сегодня работы известной и талантливой актрисы Татьяны Филоненко можно увидеть в спектаклях «Время секонд хэнд», «Три товарища», «Искупление», «На чемоданах» и других. Кроме Омской драмы в жизни артистки есть ещё один театр – «Театр живописи», созданный ею и её мужем, Заслуженным деятелем культуры Омской области Николаем Михалевским, в 2003 году. О последней премьере «Театра живописи» можно прочитать здесь  – спектакль «Эдгара Дега».

По материалам информационного портала Министерства культуры Омской области «Культура55»
Автор: Ирина Чернышева. Фото и дизайн иллюстрации: Анна Шестакова

Поделиться: